Левый ботинок, прилетевший в Ургут

Сакральные места Узбекистана. Создатель ордена Кадирия и робкая девушка

«Фергана» продолжает публикацию исторических очерков Андрея Кудряшова, посвященных культовым местам Узбекистана и ритуалам зиёрата. Сегодняшний материал — о великом шейхе Абд-аль-Кадире Гилани.

Мавзолей "Гавсул Азъама" в поселке Гус. Фото Андрея Кудряшова, "Фергана"

Ургут — административный центр Ургутского района в Самаркандской области Узбекистана. Это небольшой, но достаточно многолюдный город, точнее — агломерация густо населенных поселков, растянувшихся вдоль склонов Туркестанского хребта к юго-востоку от древнего Самарканда. Над холмистым ландшафтом здесь возвышается величественный пик Аллаеран, что означает буквально — «С нами Бог». Высота пика — 2096 метров над уровнем моря.

Сам Ургут под именем Варкуд или Вазкерт упоминается в арабских хрониках начиная с IX века. Под собственным же именем он стал известен с XVII века, когда сделался хорошо укрепленной резиденцией беков — местных правителей из узбекского племени минг. В те времена беки находились в вассальных отношениях с Бухарским ханством.

Сегодняшнее население агломерации составляет около 60 тысяч человек, многие из которых причисляют себя к этнической общности ургутлик или ургути, распространенной также в соседнем Таджикистане и на севере Афганистана. Современные жители Ургута заняты в основном садоводством, выращиванием овощей, разведением скота и традиционными прикладными ремеслами. В городе работает единственная в Узбекистане табачная фабрика, несколько ковроткацких цехов и предприятие по выпуску строительных материалов. Сельский рынок Ургута — один из самых известных в регионе. Наряду с изделиями народного творчества — сюзане, вышивками и традиционными головными уборами — здесь в розницу и оптом продается дешевая повседневная одежда и бытовой ширпотреб из Китая.

Ургут является также крупным культовым центром. Мемориал легендарного основателя ордена Кадирия знаменитого суфийского шейха Абд-аль-Кадира Гилани и роща «тысячелетних» платанов вокруг священного родника привлекают сюда множество паломников.

Абу Мухаммад Муйиддин Сеид Абд-аль-Кадир Гилани — человек, хорошо известный как на Востоке, так и на Западе; род его восходит к пророку Мухаммаду. Родился он в 1077 году в городе Гилан на севере Ирана, на берегу Каспийского моря. С раннего детства будущий шейх был очень набожным и уже в возрасте восемнадцати лет отправился в Багдад — тогдашнюю столицу Халифата Абассидов. Там он глубоко изучал исламское право, хадисы (предания о жизни Пророка) и тафсир — дисциплину исламского богословия, занимающуюся толкованием Корана и сунны.

Исторические хроники не упоминают об Абд-аль-Кадире Гилани как о последователе суфизма, хотя приписывают ему авторство более 50 книг философского содержания. Однако суфийские традиции однозначно называют именно его основателем тариката Кадирия — одного из самых могущественных суфийских орденов, который еще в средние века распространился от Дальнего Востока до Северной Африки и Испании.

Священный родник. Фото Андрея Кудряшова, "Фергана"

Как гласит предание, после многих лет сосредоточенного обучения Абд-аль-Кадир внезапно покинул Багдад и следующие двадцать пять лет прожил захидом — аскетом, подвижником, — непрерывно странствуя при этом по пустынным районам Ирака. Когда он вернулся в Багдад в 1127 году, ему уже перевалило за пятьдесят. Он начал проповедовать в общественных местах и постепенно собрал вокруг себя преданных единомышленников. Для них наставник разработал специальную «Науку состояний» — свод философских положений, правил поведения и конкретных ритуальных практик, приводящих учеников к состоянию ма'рифа, которое дает возможность мистического внерационального познания и даже непосредственного созерцания Бога.

Согласно историческим источникам, шейх Абд-аль-Кадир Гилани умер в возрасте 88 лет и был похоронен в Багдаде. Его могила в столице Ирака по сей день представляет собою почитаемый во всем мусульманском мире мемориальный комплекс, одновременно выполняющий роль резиденции наследственного ордена Кадирия. Встает естественный вопрос: каким образом его мавзолей оказался и вблизи Самарканда?..

Один святой вместо другого

Как неоднократно отмечалось, для «народного ислама» и массовых культовых практик в Узбекистане очень характерен перенос исторических или легендарных фигур из других регионов мира. При этом фигуры эти обычно привязываются к местным природным достопримечательностям с помощью преданий. Такая практика называется кадам гох (или кадам жой), буквально — «место следа». В этом случае сакральной становится местность, которую, предположительно, посещал или мог посещать тот или иной выдающийся персонаж, — от Адама и Ноя до Александра Македонского и Хазрата Али. При этом предания часто сглаживают очевидные географические и временные несоответствия.

Три легендарные чинары. Фото Андрея Кудряшова, "Фергана"

Поскольку даже суфийская традиция детально не оговаривает, в каких именно местах странствовал Абд-аль-Кадир Гилани, нельзя категорически отрицать, что он мог побывать и в Ургуте. Впрочем, есть и другое объяснение появлению в поселке Гус к западу от Ургута мемориала Гавсул Азъама — «Великого заступника» (популярный эпитет Гилани). Его мавзолей представляет собою живописное строение кубической формы с традиционным полукруглым куполом в центре и небольшими башнями в каждом из углов. Строение это подвергалось многократной реконструкции в разные периоды, потому точно определить его возраст трудно. Однако внутри существует реальное захоронение. Орден Кадирия не самый распространенный в Узбекистане, хотя в оазисах Бухары и Самарканда он прежде имел и по сей день имеет много верных последователей. Изначально захоронение вполне могло принадлежать одному из местных наставников мистического братства. Но со временем его имя стерлось из народной памяти и было вытеснено более знаменитым именем основателя ордена. Смотрители мемориала не уточняют деталей, что тоже вполне соответствует суфийской традиции — не разбрасываться сокровенными знаниями перед непосвященными.

Кладбище на священной горе. Фото Андрея Кудряшова, "Фергана"

Паломникам тут рассказывают сказочную историю. Некогда в окрестностях Ургута жила очень красивая девушка, выросшая в семье последователей Абд-аль-Кадира Гилани. Однажды она пошла за водой к горному ручью, где повстречала молодого пастуха, приведшего свое стадо на водопой. Пораженный ее красотой, пастух, несмотря на законы шариата, остановил ее, грубо схватив за руку. Оскорбленная и испуганная красавица мысленно обратилась за помощью к Гавсул Азъаму. Абд-аль-Кадир в это время находился за тысячи километров — в Багдаде — и был занят омовением, готовясь к вечерней молитве. Однако он услышал призыв девушки, схватил свой левый кавуш — кожаный ботинок на деревянной подошве — и бросил его через левое плечо. Чудесным образом этот кавуш пронизал огромное пространство и ударил пастуха в лоб. В тот же миг и пастух, и девушка таинственным образом исчезли. А на месте происшествия из земли забил родник, чья вода исцеляет от многих недугов, и выросла чинара. Народные предания говорят, что стоит человеку захотеть посетить мавзолей Абд-аль-Кадира в поселке Гус, Гавсул Азъам сразу распознает его благое намерение и начинает оказывать паломнику всяческую поддержку в пути. И, конечно же, исполняет любые его желания уже после того, как паломничество будет совершено.

Примечательно, что официальная история ислама считает самого Абд-аль-Кадира Гилани богословом ханбалитского мазхаба. Это шариатская правовая школа наиболее нетерпимо относится к суевериям, а поклонение могилам святых и вообще любым местам, кроме Каабы в Мекке, считает непростительным бид‘а — еретическим «нововведением» и смертным грехом. Однако в окрестностях Ургута суровый ислам ханбалитского толка со временем примирился с народными обычаями. Набожные паломники, впрочем, не забывают о существующем противоречии, стараясь, насколько это возможно, соблюдать этикет зиёрата. На финальном отрезке пути к священному месту необходимо сто раз провозгласить такбир (возвеличивающую Всевышнего формулу «Аллаху Акбар»), чтобы подчеркнуть свою приверженность исламскому единобожию. В мечети при гробнице обязательно следует повернуться в сторону Мекки и совершить намози зиёрат, а затем прослушать читаемый муллой текст прославления Аллаха и местного святого, упоминаемого прежде всего как верного мусульманина. Затем уже можно поговорить и о личных нуждах, но обращая свои мольбы к Аллаху, а святого лишь призывая себе в заступники.

Паломники. Фото Андрея Кудряшова, "Фергана"

Конечно, не все люди, посещающие сегодня гробницы суфийских наставников и другие почитаемые места, в точности соблюдают этот ритуал. Однако замечаний им никто не делает. Смотрители радушно приветствуют и обычных туристов, считая, что посещение священных мест даже иноверцами или атеистами в конечном счете все равно способствует распространению веры.

Фото Андрея Кудряшова / «Фергана»

Читайте также